http://s45.radikal.ru/i108/1602/1c/414bb7ab02e0.jpg

Россия может предложить Израилю эффективное деловое сотрудничество

Премьер-министр Израиля Голда Меир высказалась в свое время, что «Моисей водил нас по пустыне 40 лет, чтобы привести к единственному месту на Ближнем Востоке, где нет никакой нефти». Все, однако, изменилось в 2009 году, когда было открыто морское месторождение природного газа «Тамар».

В следующем году также в акватории Израиля геологи обнаружили более крупное месторождение «Левиафан», а в январе было объявлено об открытии очередного месторождения. Общий объем всех месторождений Израиля оценивается более чем в 32 триллионов кубометров газа – достаточно для обеспечения потребности страны на 150 лет, допуская, что добытый газ может быть выведен на рынок с помощью подходящего партнера.

Поскольку Израиль добывает газа больше, чем необходимо стране для внутреннего потребления, руководство государства встает перед дилеммой: куда экспортировать эти излишки. Выбор определяется, как экономическими факторами, в особенности проблемой финансирования разработки «Левиафана», так и геополитическими хитросплетениями Ближнего Востока.

Израильские комментаторы обсуждают три основных варианта – Египет, Греция и Турция, каждый из которых имеет свои плюсы и минусы. Менее очевидным был выбор Израилем в качестве партнера России. Сотрудничество с российским газовым гигантом Газпромом может оказаться противоречивым и, конечно, не автономным решением, но возможно оно повысит безопасность Израиля и усилит его геополитическую позицию.

России выгодно взаимодействовать с Израилем по газовому вопросу. Газпром не только обеспечивает наполнение российского бюджета, но и предоставляет Москве геополитический рычаг, и Кремлю было бы спокойнее, если Израиль не будет конкурировать в поставках с российским монополистом. Европейский рынок является прерогативой российского газового концерна, и это положение Москва естественно стремится защитить.

За последние четыре года Россия неоднократно предпринимала попытки выйти на израильский газовый рынок. В 2012 году Газпром хотел приобрести 30% «Левиафана», но его опередил австралийская компания Woodside Petroleum. В следующем году Газпром подписал соглашение о выводе на рынок сжиженного природного газа с израильского месторождения «Тамар», отклоненное Министерством энергетики Израиля, в чьих приоритетах было использование «Тамар» для поставок на внутренний рынок. А совсем недавно президент РФ Владимир Путин очередной раз предложил израильскому премьер-министру Бенджамину Нетаньяху участие Газпрома в разработке «Левиафана».

Для чего это нужно Израилю?

В период правления Путина российско-израильские отношения остаются прочными. Учитывая сложившуюся напряженность в отношениях между Израилем и администрацией Обамы, для Израиля было бы неплохо продолжать развивать отношения с другими сильными государствами, такими как Россия, Китай или Индия.

Во-вторых, российские военные силы стоят на северной границе Израиля, а Путин продолжает расширять политическое и военное влияние в ближневосточном регионе. Израиль раздражает присутствия России на его границах, а один высокопоставленный израильский военный чиновник отметил, что «теперь нам всем придется иметь дело с русским медведем, пришедшим, видимо, надолго, и его присутствие ощутимо на земле, в воздухе и в море».

Руководство Израиля, тем ни менее, придерживается прагматических взглядов относительно национальной безопасности, и Нетаньяху предпочитает решать вопрос присутствия российских военных в Сирии, в частности особо актуальную для страны проблему поставок Ираном и Сирией современного вооружения террористической организации Хезболла, путем взаимодействия военных ведомств и поиском общих интересов. В таком контексте, пригласив Россию принять участие в своей газовой отрасли, Израиль получает колоссальный механизм, чтобы воздействовать на Путина для защиты собственных интересов и безопасности страны в регионе.

И, наконец, возможно, наиболее важное, — участие Газпрома в энергетической отрасли Израиля может сыграть ключевую роль в обеспечении безопасности инфраструктуры израильских морских месторождений. Израиль полагает, что Хезболла может использовать в будущих конфликтах эти месторождения в качестве целей для атак, о чем уже предупредил лидер террористической организации Хасан Насралла, а ВМС Израиля недавно приобрел специальные корабли для защиты морских буровых платформ. Половина вырабатываемой Израилем электроэнергии получают из газа с месторождения «Тамар», соединенного с сушей лишь одним газопроводом, что представляет существенную угрозу для энергетической безопасности страны.

Партнерство с Россией, между тем, могло бы разом решить эту проблему. Хезболла остается ключевым моментом «российско-шиитского альянса», оказавшимся в наиболее выгодном положении после поддержки российских ВВС Сирии. Это предоставляет России огромный рычаг в отношениях с Хезбаллой, позволяющий Москве, в случае необходимости, уговорить Насраллу, не трогать газовую инфраструктуру Израиля. На самом деле, если на этих морских буровых платформах будут работать российские граждане, то невозможно представить, что Хезболла и даже Иран, станут атаковать эти площадки и подвергать риску жизни россиян.

Путин четко понимает это. Предлагая Нетаньяху партнерство Газпрома в «Левиафане», российский президент обещает предотвратить нападения экстремистских групп на любые объекты газовой инфраструктуры Израиля, поскольку, как отметил один из израильских экспертов по энергетике, «Россия пытается сказать, что помимо экономических аспектов, у нее есть еще, что предложить для принятия положительного решения». И к этому предложению Израилю стоит прислушаться. На самом деле, Израиль может предложить Путину сделку – мы поможем вам в решении ваших важнейших задач, допустив Газпром к продаже израильского газа в Европу, в обмен на отстаивание Россией интересов Израиля перед Хезбаллой и Ираном, плюс обеспечение безопасности израильской средиземноморской газовой инфраструктуры.

Политика и бизнес

Скажем откровенно, российско-израильское газовое партнерство далеко от совершенства и насчитывает множество ловушек. С одной стороны, США явно не одобрит участие Газпрома в газовом секторе Израиля. Напряжение в отношениях между Москвой и Вашингтоном не спадает, а США, как и Евросоюз, заинтересованы скорее в уменьшении влияния Газпрома, чем в его усилении. Поэтому израильтяне ожидают в этой связи давление со стороны Соединенных Штатов.

Россия тоже не является лучшим деловым партнером в мире. Путин использует Газпром, постоянно борющийся с коррупцией, как оружие против своих оппонентов, лишая поставок газа в качестве политического наказания. Правительству Израиля необходимо убедиться, что Газпром не будет пользоваться подобными вещами у них в стране. Кроме того, Израиль точно захочет убедиться, что его газовые запасы не станут разменной монетой в геополитических играх Кремля.

Наконец, участие России не обеспечивает комплексного решения задачи экспорта израильского газа. Помимо обязательств Москвы потратить десятки миллиардов долларов на добычу и транспортировку газа с месторождения «Левиафан», что Россия с ее сегодняшней ситуацией в экономике вряд ли сможет себе позволить, Израилю для максимальной реализации газового проекта все же необходимо заключить соглашение с другими крупными игроками, например, с Турцией. Однако, хотя Газпрому уделяется лишь небольшая роль в газовой стратегии Израиля, участие России в целом обеспечивает Израилю защиту национальной безопасности и поддержку его интересов в регионе.

Поэтому, израильские политические и военные стратеги должны найти место в своей газовой доктрине и для России.

Источник

 

Tags: , , , , , , , ,