«Нынешнее русское правительство частью своей поддержки обязано сентиментальной привязанности миллионов к воспоминаниям о советском социализме, — утверждает писатель и критик Оуэн Хэзерли в Independent. — Соответственно, оно редко трогает статуи Ленина и не убирает маринованное тело этого человека с Красной площади. Однако воспоминание о Февральской и Октябрьской революциях для него — чистейший яд».

«Нынешний пантеон — синтез, объединяющий Николая II, Сталина и Брежнева как великих строителей государства против более дестабилизирующего, утопического социализма Ленина, Троцкого и даже Хрущева, — отмечает автор. — Рядом с Кремлем все еще есть площадь Революции — однако революция, происходящая на ней, остается худшим страхом этого правительства, гораздо более пугающим, чем консервативная, православная и даже иногда царистская политика официальной коммунистической партии».

«Общая боязнь толпы все еще существует, в том числе среди российской интеллигенции с 1980-х годов. Однако и в России, и на Украине (где тоже был 1917 год) впервые за десятки лет звучат голоса молодых социалистов», — говорится в статье.

«Расчленение Украины Россией можно понимать, как способ показать последствия революции», — отмечает Хэзерли.

«В своей книге «Что делать?» Ленин утверждает, что обычные люди сами не начинают ставить под вопрос систему, а только борются за приличное место в ней. Соответственно, как выразился [поэт-марксист] Кирилл Медведев, «цель нынешнего левого художника должна заключаться в использовании той или иной связи с подпольными вспышками гнева угнетенных — чтобы открыть связь с историей». И в этом году эта связь может наконец иметь место», — резюмирует писатель.

Источник: Independent

источник

 

Tags: , , , , ,