«Публика во Франции приняла фильм очень хорошо, многие зрители не могли сдержать слез, — рассказывает историк Доминик Мисика, чья книга «Я обещаю вернуться» легла в основу сценария. – Сегодня мало кто знаком с романтической стороной жизни Леона Блюма, а также со страданиями, которые ему пришлось перенести в годы правления пронацистского режима Виши».

Социалист Леон Блюм (1872-1950) вошел в историю, как лидер «Народного фронта», победившего на парламентских выборах во Франции в 1936 году. Как премьер-министр Третьей республики, он сумел провести два революционных закона: об оплачиваемом отпуске для всех наемных работников и 40-часовой рабочей неделе. Сегодня трудно себе представить, какую эйфорию вызвали эти законы. Рабочие получили возможность брать отпуск, не теряя зарплаты. Одни покупали велосипеды и ездили в свободные дни на пикники, другие отправлялись в заморские путешествия. Французов охватила надежда на новую жизнь. Эти настроения нашли выражение в песнях, фольклоре и кинематографе того времени.

Но в Европе было безрадостно. В Испании бушевала гражданская война (Леон Блюм отказался послать французские войска для поддержки республиканцев, о чем впоследствии сильно жалел), гитлеровская Германия готовилась к захватническим походам. В 1938 году под давлением сената Блюм был вынужден подать в отставку. Он стал объектом антисемитской травли со стороны своих противников.

«Леон Блюм представлял все, что ненавидели французские правые, — говорит Доминик Мисика. – Он был евреем, образованным человеком, выходцем из зажиточной семьи, горячим сторонником Дрейфуса. В начале ХХ века Блюм был завсегдатаем литературных салонов. Очаровательный мужчина, он всегда был окружен женщинами и мечтал о карьере литературного критика. Встреча с социалистом Жаном Жоресом круто изменила его жизнь. Так Блюм стал политиком.

1938 год стал для него особенно тяжелым. После смерти второй жены Блюм впал в глубокую депрессию. Антисемиты не прекращали свои нападки. После вторжения немцев и падения Парижа правительство Виши арестовало Блюма. Вместе с группой других политических деятелей довоенной Франции он предстал перед судом. Им предъявили обвинение в развале государства, повлекшем за собой поражение в войне с Германией. Блюма, в частности, обвинили в том, что он «заразил французский народ вирусом лености и не подготовил армию к грядущим сражениям». Несмотря на блистательную защитительную речь Блюма в суде, правительство Виши признало его виновным и выдало немцам. Вместе с другими французскими политиками-противниками фашистского режима Блюма отправили в Бухенвальд».

Он очаровывал женщин

Здесь в историю вступает Жанна Райхенбах, известная также, как Жанна Торес. Она родилась в 1899 году в очень богатой еврейской семье. Ее отчим был сенатором, чей салон посещали известные политики, художники, писатели. Среди них выделялся высокий, всегда элегантно одетый, худощавый мужчина. Он пользовался особым вниманием женщин. Звали его Леон Блюм.

«Жанне было 16 лет, она была обыкновенной застенчивой девушкой, — рассказывает Мисика. – Она с восхищением смотрела на 43-летнего Блюма, который был женат. Разумеется, он не обращал внимания на пожиравшую его глазами девушку. В 20 лет Жанна вышла замуж за еврейского адвоката Анри Тореса, который прославился, как защитник анархистов и республиканцев в Испании. Торес всегда был окружен художниками и другими представителями богемы, он обожал любовные приключения и не пропускал ни одной юбки. Для Жанны, независимой и гордой женщины, это было нестерпимо. Она развелась с Торесом и осталась одна с двумя сыновьями. Жанна зарабатывала на жизнь, оформляя витрины дорогих магазинов. Вскоре она вновь вышла замуж – за богатого еврея по имени Анри Райхенбах, владельца популярной торговой сети «Монопри».

«В 1938 году Блюм овдовел и Жанна Райхенбах начала за ним ухаживать, — продолжаем Мисика свой рассказ. – Она не стала скрывать от мужа своей связи с Блюмом, хотя Анри угрожал покончить с собой, если Жанна оставит его. Когда в 1940 году немцы вторглись во Францию, Жанна спрятала старшего сына, Жана, в семье своей домработницы. Младший сын, Жорж, решил вместе с отцом уехать в Бразилию. Только когда дети оказались в относительной безопасности, Жанна сообщила мужу, что покидает его. Леон Блюм в это время уже был арестован. Жанна перебралась поближе к месту его заточения в форте Шазрон. Оставшись один, Райхенбах уехал в Бразилию. Там он исполнил свою угрозу и покончил жизнь самоубийством».

Поскольку Жанна формально не была членом семьи Блюма, свидания им были запрещены. По окончании судебного процесса в марте 1943 года, Блюм вместе с Эдуардом Даладье и некоторыми другими французскими политиками оказался в Бухенвальде. «В этот момент Жанна продемонстрировала необычайное мужество и отвагу, — говорит Мисика. – Она сумела добиться встречи с премьер-министром вишистского правительства, отъявленным антисемитом Пьером Лавалем. Жанна обратилась к нему с просьбой отправить ее в Бухенвальд, чтобы она смогла выйти замуж за Блюма и разделить его судьбу.  Дальнейшее просто невероятно. В сопровождении офицеров СС Жанна прибыла в Бухенвальд, как гостья Гиммлера, и разместилась в его охотничьем доме.

Это двухэтажное здание в лесу, прямо у стен концлагеря, Гиммлер построил для себя еще до войны. Над его крышей раскинулись ветви древнего дуба, в тени которого писал свои стихи сам Гете. Здесь содержались в заключении Леон Блюм и другие высокопоставленные узники. Они понятия не имели о том, какой кошмар творится снаружи.

Леон и Жанна Блюм не испытывали никаких иллюзий относительно своей дальнейшей судьбы. Они каждый день были готовы к смерти. Тем не менее, они жили во вполне сносных условиях и спустя два года, проведенных в Бухенвальде, поженились – их брак оформил офицер СС.

1 апреля 1945 года эсэсовцы вывели всех заключенных из лагеря и погнали на юг. Леон и Жанна более месяца провели в пути и в это время впервые столкнулись с ужасами войны. 4 мая, когда они достигли пределов Италии, их охрана бесследно исчезла. Вскоре бывшие заключенные встретили американских солдат. А спустя несколько дней Леон и Жанна приземлились в парижском аэропорту Ле-Бурже.

Букет фиалок

Журналистка Доминик Торес рассказывает, что в Париже Жанне Блюм стало известно, что во время войны ее сын Жорж переехал из Бразилии в Англию и вступил в армию Свободной Франции под командованием генерала Де Голля. Он принимал участие в высадке в Нормандии, побывал в освобожденном Париже и вместе со своей частью продолжил наступление на восток. Жорж погиб 8 ноября 1944 года под Страсбургом. За полгода до этого он успел жениться на Тереске Шварц, дочери скульптора Марка Шварца. В феврале 1945 года у нее родилась дочь Доминик. Она никогда не видела своего отца.

О Леоне Блюме Доминик сохранила смутные воспоминания. Он умер, когда девочке было 5 лет. День похорон прочно врезался в ее память. Было много народа, траурную процессию сопровождала президентская гвардия. Доминик помнит, как ей дали букет фиалок, и она положила их в открытый гроб Блюма.

Жанне был тогда 51 год. Она пережила своего возлюбленного на три десятилетия и ушла из жизни в 1982 году.

Габи Леви, «ХаАрец«, Б.Е. На снимке: Леон Блюм, 1927 год. Фото: Википедия

источник detaly.co.il

 

Tags: , , , , , ,