Полиция, На Месте Преступления

«Вся семья сидела в гостиной и ждала меня. Тело девушки лежало в другой комнате», — рассказал мне сотрудник полиции, расследовавший убийство в защиту «чести семьи» (вводящее в заблуждение определение подлого убийства женщин). «Я начал задавать им вопросы, но все они отвечали как один : «Не знаем, не видели, не слышали». «Вы смогли раскрыть преступление?» «У меня не было шансов. Ко мне все относились с враждебностью».

Так что можно обвинять правительство в убийствах в арабском секторе. Можно также громко кричать, что полиция не делает достаточно для раскрытия преступлений. Но не в этом дело. Ни правительство, ни полиция не инициировали убийства, насилие, незаконное оружие и дикое вождение на дорогах. Сам принцип —  использовать оружие для разрешения споров  — это корень зла. Кроме того, преступления трудно раскрывать, когда нет сотрудничества с полицией и нет традиции воспитывать отвращение к насилию.

Арабские депутаты теперь обвиняют весь мир, кроме самих себя. Но они только сейчас спохватились, что много лет назад могли призвать к конфискации нелегального оружия. Они также не призывали сдавать властям тех, кто держит такое оружие. Результат: после кампании в арабском секторе для возврата оружия стоимостью полмиллиона шекелей в полицию сдали только 3 (!) единицы оружия. Так что правильнее им было бы бить в грудь себя, а не других, так как решение проблемы насилия может прийти только изнутри арабского общества. И оно на это способно.

Либерман. На исходе Судного дня Авигдор Либерман опубликовал свой план создания правительства национального единства. Накануне Судного дня он прокомментировал мою статью, в которой я утверждал, что им руководит желание отомстить Нетаниягу. Он сказал мне: «Последнее, что руководит мной, это — месть», добавив, что люди не могут принять политика, который имеет в виду то, что говорит.

«У нас есть видение будущего, но его нельзя осуществить с ультраортодоксами и сумасшедшими, обуянными мессианскими идеями. Мы войдем в правительство, только если достигнем большинства наших целей в области религиозно-государственных отношений». Я спросил: «Ликуд предложил вам ротацию на посту премьер-министра, чтобы вы вошли в узкое правительство?» «Да, — ответил он, — они предложили, но я отказался».

Лиат Бен-Ари. На этой неделе последние два дня слушания по делам Нетаниягу проходили в отсутствие Лиат Бен-Ари, старшего прокурора, которая руководила расследованием. Бен-Ари должна стать главным обвинителем в предстоящем судебном процессе против Нетаниягу. В середине слушаний она решила отправиться на семейный отдых заграницу, что представляется диким абсурдом, который может иметь место только на госслужбе. Везде, если вы работаете на нормальной работе, занимая  высокую должность, вы имеете привилегии, но у вас есть и обязанности. Что же до прокуратуры, то Бен-Ари имеет только привилегии.

Ее отсутствие на некоторых слушаниях является не только беспрецедентным ударом по прокуратуре, но и существенным ущербом самому процессу. В конце концов, вся идея слушаний состоит в том, чтобы выслушать аргументы, участвовать в дискуссии и получить личные впечатления от высказанных доводов – при личном участии. Поэтому, как только Бен-Ари не отложила отпуск на два-три дня, она забила гол в свои ворота — и прокуратуре, и себе.

Науру. Возможно, вы не обратили внимания, но недавно Иерусалим получил важного союзника. После напряженной дипломатической деятельности нашего МИДа республика Науру объявила, что признает Иерусалим столицей Израиля. Это крошечное островное государство в Тихом океане, площадью 21 квадратный километр с 10 тысячами жителей. 90 процентов его населения безработные, а остальные — госслужащие. Как и другие острова в Тихом океане (Маршалловы острова и Микронезия), так же и Науру голосует за нас в ООН. Так кто сказал, что у нас нет сторонников?

Нехемия Штрасслер, «ХаАрец«,

источник detaly.co.il

 

Tags: , , , ,