Иран, Сша, Европа, Флаги, Политика

Сайт Small Wars Journal предлагает длинный список акций, которые Иран может предпринять, чтобы отомстить американцам, и это, возможно, является самым тщательным анализом ситуации. Среди прочего, там есть сценарий возможной военно-морской войны в Персидском заливе с ракетными обстрелами из Ирана судов, следующих через Ормузский пролив. Возможно, даже с «лодками-камикадзе», которые могут врезаться в корабли и взрывать их.

Другие ужасные сценарии сводятся к тому, что Иран попытается поразить стратегические цели в соседних странах, таких как Саудовская Аравия, Бахрейн, Израиль и Азербайджан. Иранцы также могут использовать свои баллистические ракеты, и на этой неделе они уже доказали такую способность. Возможно, им удастся даже разжечь наземную войну на территориях, где присутствуют американские силы, от Афганистана до Ирака.

Отчет структурирован, как военный документ, так как он разделяет сценарии на возможные, предпочтительные и наиболее разумные. Однако он не дает однозначного ответа на вопрос стоимостью в миллион долларов: почему Иран до сих пор не использовал эти средства? И дополнительный вопрос: существует ли дипломатическая альтернатива?

Тонны бумаги были израсходованы на написание стратегических отчетов о сдерживающих факторах в конфликте между Ираном и Соединенными Штатами. Там объяснялась иранская заинтересованность в том, чтобы наносить удары, но не пересекать красную черту, за которой Иран может быть уничтожен. Любой такой конфликт не только будет проверкой военного потенциала Ирана и инфраструктуры гражданской обороны против массированных атак, которые наверняка произойдут. Главным образом, это заставит Иран внимательно оглянуться на свое финансовое положение. Может ли Тегеран позволить себе финансировать даже краткосрочную войну, не говоря уже о долгоиграющей?

Брайан Хук, спецпредставитель США по Ирану, сообщил в мае 2019 года, что американские санкции вынудили Иран сократить свои военные расходы на 28 процентов, и это сверх 10 процентов, которые были сокращены из военного бюджета годом ранее. По оценкам Стокгольмского международного института исследований проблем мира, который считается наиболее авторитетным органом по мониторингу военных расходов в мире, в 2018 году военные расходы Ирана составили 13 млрд. долларов, что на 9,5 процента меньше, чем в 2017 году.

По этим данным, за десять лет Иран потратил более 140 млрд. долларов на свои вооруженные силы, но эти цифры могут ввести в заблуждение. Расходы на постоянную армию и бюджет минобороны действительно были сокращены. Но до введения новых санкций после выхода США из иранской ядерной сделки объемы военных закупок только возросли. Что еще важнее, бюджет «Корпуса стражей исламской революции» (КСИР) превышал официальный бюджет армии в три с лишним раза в 2017 году и более, чем вдвое, в 2018 году.

Информация Стокгольмского института не дает точных сведений о том, какая часть бюджета КСИР ушла на силы «Аль-Кудс», которые возглавлял Сулеймани. Помимо обычных расходов, бюджет использовался для поддержания проиранских сил в Сирии, Ираке и Йемене. Из этих денег «Хизбалла» получает колоссальную сумму в 700 млн. долларов в год. Кроме того, КСИР инвестирует большие средства в развитие инфраструктуры, производственных мощностей и сферы услуг, поэтому сегодня он осуществляет эффективный контроль над более чем половиной иранской экономики.

Усилия президента Ирана Хасана Роухани по сдерживанию этого неконтролируемого потока денег КСИР не сработали. Близость Сулеймани к верховному лидеру аятолле Али Хаменеи позволило ему диктовать условия от имени своей организации и получать все почти безоговорочно. Это даже вызвало раздражение у командующего КСИР, которому теоретически подчиняется «Аль-Кудс».

Помимо государственного финансирования, КСИР также получает постоянные вливания из других источников, размер которых трудно оценить. КСИР контролирует многие нефтяные терминалы в Персидском заливе. Их люди управляют заводом по производству автомобилей в Ходро и международным аэропортом, доходы от которого делятся между государством и КСИР.

Неясным остается также вопрос, сколько средств припрятал на своих личных счетах аятолла Хаменеи, который выводит деньги в специальные фонды за границей через своего сына Моджтабу. Соединенные Штаты недавно подсчитали, что в личном кошельке верховного лидера находится около 100 млрд. долларов. Хотя никто не может знать, насколько надежной может быть эта оценка. Но данные, опубликованные за эти годы, показывают, что параллельная экономика Ирана, в которой действуют различные исламские благотворительные фонды и организации, аккумулировала сотни миллиардов долларов. Где эти деньги могут храниться и как они могут быть использованы, неизвестно.

Может ли эта гора «серых» денег обеспечить достаточную подушку безопасности, которая позволит Ирану вести войну с США и пережить ущерб, который может быть нанесен войной? Разрабатывая планы ответных ударов после ликвидации Сулеймани, иранские лидеры должны учитывать не только военную мощь страны, но и бюджетные ограничения.

И есть еще один фактор, который нельзя измерить с точки зрения денег или военной мощи: это национальная гордость. Военные действия, мотивированные чувством оскорбленной национальной гордости, часто могут закончиться катастрофическими войнами и унизительным поражением.

Иранскому руководству не нужно добиваться поддержки общества, чтобы в ответ на ликвидацию Сулеймани начать эскалацию в регионе. Но режим не может игнорировать протестные настроения, которые вывели тысячи людей на улицы. Нельзя также игнорировать интенсивность этих протестов, ведь при их подавлении было убито более 1500 демонстрантов. Неудачная война может дать разгневанным народным массам Ирана новую причину выйти на улицы.

Цви Барэль, «ХаАрец», 

источник detaly.co.il/

 

Tags: , , , ,